Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
17:18 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Надо выплеснуть скорее свои эмоции, прости, Юу, через тебя.

Звёзды
POV Канды

Ночное небо всегда такое тёмное. Даже миллиарды звёзд не в силах осветить его полностью, и скрыть весь обвивающий их мрак. Говорят, каждая такая яркая точка на небосклоне - это души умерших, которые смотрят сверху на землю, и волнуются за оставшихся в живых. Однако, думается мне, на самом деле звёзды - это души живущих ныне. Мечущиеся в холодном космосе, вместо того, чтобы греть изнутри, а потому каждого человека вечно мучает жуткое ощущение пустоты и одиночества, а после смерти они слетают к нам с небес, чтобы исчезнуть также, как со временем исчезают поедаемые червями кости. Только некоторым из нас мучительно долго приходится ожидать этого момента воссоединения.
Иногда кажется, что путаница сопровождает всю человеческую жизнь. Как люди заблуждаются о звёздах, так и во всём ином, не зная толком, где правда. Например, боль считается ужасным предвестником гибели, а меж тем только она позволяет ощущать жизнь во всей полноте. Если ничего не болит, то как понять, что твоё существование ещё продолжается, ведь больше ничего не остаётся. По крайней мере, для меня, ведь я давно уже забыл, что в мире есть и другие ощущения. А когда нет заданий и сражений, нет ран, то пребывание здесь, в Ордене, превращается почти в пытку. Я постепенно теряю себя, иногда по ночам даже просыпаюсь от того, что перестаю дышать. По-настоящему ничто, кроме боли и смерти не имеет смысла, ибо только они способны вызвать самые сильные эмоции. Именно они движут мною до сих пор. Боль и смерть, которым уже больше десятка лет.
И в моменты, когда уже ничто не помогает, а надо продержаться до следующего задания, я всегда прихожу на крышу. Иногда терзают дурацкие мысли, что будет, если спрыгнуть отсюда. Даже тогда я не умру, моя звезда слишком безнадёжно далека, чтобы спуститься ко мне из-за такого пустяка, но могу не успеть восстановиться к нужному моменту, поэтому нужны менее кардинальные меры. Оставляющий тонкие полосы крови на коже нож самое лучшее средство от любой депрессии, и пустоты внутри. Боль не капризная вещь, ей без разницы, она готова откликнуться даже на самую пустяковую царапину, только простые царапины уже не удовлетворяют, и с каждым разом лезвие впивается всё глубже. Неважно, к утру не будет ни единого следа, и никто никогда не узнает, да и кому есть дело до того, чем лучшая машина для убийства акум занимает своё свободное время.
Внимание привлекает очередная падающая звезда, заставляя оторвать взгляд от красной полоске и проследить за светлой, прочертившей ночное небо наискосок. Кому-то опять повезло, но не мне. Моя жизнь будет длиться, пока не исполню предначертанное, а потом уж найду способ приманить свою звезду. Потому что не верю людям, которые говорят, что жизнь лучше смерти. Как знать, может, и в этом они ошибаются.

@темы: Творчество, Настроение

20:24 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Лави/Канда: научи меня читать

- Но учти, проболтаешься кому - прирежу.
Словам самого пугающего человека во всем Ордене трудно не поверить, тем более когда они произносятся таким суровым тоном. Лави нервно сглатывает, чуть оттягивая воротник, под прицелом угрожающего взгляда. Они ровесники, вынужденные жить в месте, не предназначенном для детей, и казалось бы, это повод подружиться. Но не в этом случае. С первых дней знакомства стало ясно, что хмурый японец особо не настроен на общение. Хотя Лави честно старался наладить контакт, всё-таки, будущему историку положено уметь находить подход к любому человеку, но бесполезно. И вот теперь Канда первый завел разговор. Радоваться бы, но рыжего мальчика не оставляет дурное предчувствие.
- Хорошо, я никому не скажу, - очень осторожным тоном, чтобы не нарваться. Однако уже в следующей фразе прорывается детская непосредственность, которую ему ещё только предстоит научиться контролировать. - А в чем дело-то?
Канда колеблется несколько секунд, но отступать от начатого явно не намерен.
- Комуи достал, - сквозь зубы прошипел мальчик. - Требует отчёты о миссиях.
- Ну, это же логично, ему, наверное, надо отчитываться перед вышестоящим начальством, - мнение по вопросу застряло в горле, как только Лави почувствовал, что взгляд собеседника стал ещё злее и раздраженнее. Чтобы загладить свою вину, рыжий быстр кивнул, показывая, что готов слушать дальше.
- Я, по-твоему, идиот? Это понятно. Но теперь он требует их в письменном виде, - Канда поджал и без того узкие губы, а в обычно непроницаемых черных глазах ясно мелькнуло, что именно японец думает о таких требованиях, и по какому именно эротическому маршруту он предложил бы Комуи прогуляться, если бы не субординация, не позволяющая идти против прямых приказов. - А здесь есть проблема.
Некоторое время Лави вежливо выжидал, что проблема будет оглашена внутрь, но пауза затянулась.
- И? - поторапливать такого человека, как Канда, не хотелось, но пришлось. Зато взгляд снова фокусируется на ученике книжника.
- Я не умею писать.
- Ээ... - растерянность на лице Лави приводит не только к злобному взгляду, но и сердито сведенным бровям, поэтому надо поторопиться с ответом. - Но ты же сам можешь научиться, просто списывай буквы из книжек.
- Читать я тоже не умею, - озвучивает, наконец, свою глобальную проблему Канда, и Лави понимает, что попал.
- И ты хочешь…? - всё, что может из себя выдавить мальчик, пытаясь не выдать своё изумление, это незаконченный вопрос.
- Именно. Научи меня читать.

Это непросто, весьма. Лави на своей собственной шкуре осознает, насколько нелегко быть учителем. Но отказаться от такого способа сблизиться с неприступным Кандой просто преступление (и самоубийство). Трудно вложить в темноволосую голову понимание того, что буквы и звуки это не одно и то же, что произношение слова часто не совпадает с его написанием, что Лави не виноват в том, что большинство книг такие нудные.
Зато есть свои плюсы. Вроде возможности периодически дразнить, зовя по имени, и зная, что кроме угрозы прибить, ничего страшного не будет. Или редкого удовольствия прикоснуться к мягким волосам товарища, которые гораздо длиннее собственных, и потому вызывают интерес. И понимания, что, в сущности, Канда Юу совсем не такой страшный. И с ним вполне можно дружить. По крайней мере, пока учитель не поведет на другую войну.

@темы: Творчество

17:24 

и даже драббл по фразе по-человечески написать у меня не выходит...

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Депрессия и творческий кризис. Как закончить эту муть в пять строчек?

Лави | Канда. Поход в лес за ёлкой для Ордена.

- Твою мать, тупой кролик, чтобы я ещё раз!!!
Говорят, в критические моменты вся жизнь проносится перед глазами. Сейчас, когда я наблюдаю красивую дугу, по которой движется лезвие меча моего разъяренного товарища, вполне серьезно грозя пересечь шею, и тем самым лишить меня головы, с уверенностью могу сказать - брешут, хотя не то чтобы совсем. Какие-то картинки всё же успевают мелькать перед внутренним взором. Например, краткое содержание предыдущего вечера. Точнее, та его часть, где мы с Уолкером уговариваем неприступного японца совершить предновогоднее чудо и уделить капельку своего времени и внимания, сыграв с нами партию в покер. Конечно же, на желание, иначе было бы просто неинтересно.
Надо сказать, план наш с самого начала был коварен - с утра в Ордене остро встал вопрос, кто же именно пойдет добывать ёлку для создания ещё более праздничной атмосферы, ведь просто так развешанные шарики и гирлянды не удовлетворяли чувству прекрасного Линали. Поскольку отказать почти единственной девушке в Ордене не мог никто (кроме того же Канды, чем он и воспользовался), а очередной комурин, на которого почти удалось возложить ответственную миссию, был также разрублен мечом сами-догадайтесь-кого (а заодно прочувствуйте, что сам ведь нарывался!), предстояло выбрать, кто же отправится спиливать несчастное дерево, а заодно с азартом и весельем поволочет добычу в Главное Управление. Понятное дело, что желающих тратить на это время было не особо много, потому что все более-менее определись, как проводить предпраздничный досуг. Поэтому мы с Алленом решили, что будет вполне разумно, а главное - справедливо, спихнуть задачу первостепенной важности на мечника, у которого всё равно по жизни занятий кроме медитаций, тренировок и убийств акума немного.
Разумеется, сделать это было возможно не иначе, как хитростью, потому что предсказать действие иных аргументов, что интеллектуальных, что физических, совершенно нетрудно - бежали бы мы с Уолкером далеко и шустро, и хорошо ещё если только от Адских Жуков, а не от их не менее Адского хозяина. Способ нашелся быстро - у Юу всегда было несколько обостренное, я бы даже сказал, болезненно восприятие таких понятий, как долг и честь, что, в общем, свойственно японцам. А карточный долг - тоже долг. В победе Уолкера не было никаких сомнений, а после того, как удалось уломать Канду на игру, мы уже в радостном предвкушении потирали лапки. И всё прошло, как задумано. Кроме одного момента.
В Аллене разыгрался темный Аллен, и, сделав нас обоих, он послал за ёлкой не только Канду, как и было оговорено, но и меня, мотивировав тем, что нехорошо придумывать хитрые планы для подставы собственных друзей, или, выражаясь более понятным языком - не рой другому яму, сам в неё попадешь. Хорошо ещё, что Канда не догадался, о чём идет речь, иначе бы происходящая в настоящий момент сценка случилась бы гораздо раньше, но, по крайней мере, тогда было бы тепло и сухо, не то, что сейчас.
На тот момент было поздно, и наш поход в лес за ёлкой для Ордена решено было перенести на сегодняшний день. Если описывать происходящее вкратце, то дело было так. Отыскать подходящую ёлку оказалось неожиданно нелегко. Проснувшийся в Канде эстет (похоже, у азиатов это общехарактерная черта) придирчиво осматривал каждое встречающееся на пути хвойное, в конце неизменно вынося вердикт, что на такое "ни одна белка в голодный год не позарится, а он, Канда, не белка", и мы шли глубже в лес, дабы встретить наконец именно то кармически предназначенное дерево, за которое будет не стыдно.
Кончилось дело тем, что неожиданно разыгралась буря. Теоритически, находясь в лесу, она не должна была нас особо потревожить, но лес не такой уж и густой, а до Ордена ещё обратно добираться, так что Канда принял героическое решение, остановив свой выбор на одной из самых пушистых и приемлимых по размеру ёлке в ближайшей округе. С лишением дерева связей с родными корнями особых проблем не возникло - Юу решительно перерубил ствол почти у самого основания, демонстрируя превосходную заточенность и прочность клинка. А вот дальше перед нами встала необходимость транспортировки себя и ёлки обратно в Орден. Чтобы долго не мучаться, я предложил использовать способности молота. К сожалению, внутренний компас меня подвел, и мы оказались на незнакомой опушке, явно в ещё большем удалении от Ордена, чем раньше. Что и привело к такой реакции японца.
- Юу, честное слово, я ненарочно! - зажмурившись, успеваю пискнуть, надеясь, что в последнюю секунду меч либо остановится, либо хотя бы изменит траекторию. Откровенно говоря, когда я дразню мечника, на сто процентов никогда не бываю уверен, что это и в самом деле не закончится смертоубийством, потому что понять, что в голове у оного порою просто невозможно. Но в самоконтроле ему не откажешь, раз моя голова кажется все ещё на плечах. Осторожно открываю глаз, и скашиваю взгляд вниз. В самом деле, меч замер буквально в нескольких миллиметров. Но пока ещё рано с облегчением вздыхать и утирать пот со лба, судя по выражению лица Канда.
- Не сомневаюсь! Если бы нарочно, я бы тебя точно убил!
А вот теперь - можно, поскольку муген наконец-то убран в ножны. Чуть расслабившись, позволяю себе оглядеться и попытаться сообразить, куда же нас занесло, а заодно каким же это образом меня так сбило с курса. Буран бураном, и видимость конечно хреновая, но всё равно, так слажать удается не каждый день. Да к тому же в такой компании... Нет, мне Юу нравится, честно! Он забавный, хотя так похоже считаю только я, особенно когда начинаешь его дразнить, к тому же сильно отличается ото всех остальных обитателей Ордена. Проблема в том, что самому японцу я похоже не нравлюсь категорически, а для хорошей компании это плохое начало.
Пока я торможу, а точнее, конечно же, обдумываю дальнейший план действий, Канда всё решает за меня. Неподалеку обнаруживается широкое дерево, огромное дупло в котором создаёт довольно-таки приличное убежище от разыгравшейся непогоды. Японец без долгих разгворов заталкивает меня внутрь, а потом залазит сам, и становится очевидно, что до завтрашнего утра мы никуда не пойдем. Здесь тесно, и мы упираемся в друг друга плечами, локтями и торчащими коленками, и пластичный на вид Канда на проверку оказывается костлявым и совсем неудобным, зато по крайней мере тут теплее, чем снаружи, ведь воздух согревается нашим дыханием.
- Юу-у-у, ну не дуйся, я правда ненарочно! Праздник же накануне! - молчание кажется таким сердитым, что мои нервы не выдерживают. Кажется, в ответ я слышу скрежет зубов, но из-за шума пурги снаружи трудно утверждать точно. Никакой другой реакции получить не удаётся. Попробуем зайти под другим углом, тем более что в таком тесном пространстве катану Канде ни за что не вытащить, значит, до утра я в абсолютной безопасности. - Чего ж ты спиной к выходу сел, замерзнешь! Иди сюда!
Хватаю отвлекшегося на свои мысли о том, какой я болван, мечника за плечо и тяну, разворачивая спиной к себе. Такая возможность вторгнуться в личное пространство нашего неприкасаемого без риска мгновенно лишиться головы! Возможно, получу своё утром, но Канда вообще-то отходчивый, так что к тому моменту мне будет грозить максимум перелом пары ребер, а это не так страшно. Зато теперь гораздо удобнее, конечности друг другу не мешаются, напротив, мои руки очень удачно обхватывают тренированное, но при этом такое изящное тело, прижимая ближе к груди.
- Рыжий, теперь ты точно не жилец, - суть фразы предсказать было легко, немного напрягает, что сказанно таким спокойным тоном. Я ожидал более бурной реакции, но так меня устраивает даже больше. Хотя теперь уверенность в том, что к утру всё будет забыто, гораздо меньше, так тем более стоит наслаждаться жизнью, пока есть возможность.
- Ага, как скажешь. Слушай, как думаешь, с ёлкой всё будет в порядке? - а ещё оказывается очень удобно шептать прямо в ухо Канде. Такое маленькое, почти девчачье ухо, мочку которого я совершенно случайно задеваю губами, выясняя опытным путём, что оно совершенно холодное. Всё таки замерз, странно, а мне лично сейчас уже очень тепло.
- Да хрен с ней, новую срубим, если что.
Его безразличие, читай полный пофигизм, явление абсолютно нормальное. Но оно же на корню рубит любые подступы к разговору, что в данный момент меня не устраивает категорически. Молча просидеть целую ночь до утра?! Такого издевательства в свой адрес просто невозможно позволить. Тем более что после последней миссии я так выдрыхся в больничной палате, что энергия бьет через край, поэтому уснуть при сложившихся обстоятельствах просто невозможно.
- Юу, а какой подарок ты хочешь на Новый?
- Чтобы ты молчал часов десять подряд. Можешь начать прямо сейчас.
- Не-ет, Юу, так не пойдет! Подарок должен остаться на память!
- Поверь, этого я не забуду никогда.
Обычно недовольно фыркать - привилегия Канды, но в данный момент это делаю именно я. Есть такие люди, которые когда не хотят говорить - не будут, что ты с ними не делай. Канда как раз из этой группы, только он в ней вообще пожизненно, что меня поражает. Но интригует, зараза. Так и хочется докопаться до темы, на которую мечник сможет болтать часами. Должно же быть нечто подобное? Помимо мугена и собы...
- А ещё подарок должен быть сделан своими руками.
- Ну так зажми себе руками рот.
- Вредина ты, Юу! К тому же упускаешь такой шанс получить в подарок что-нибудь нужное!
Чувствую, что начинаю медленно, но верно доводить Канду до точки кипения. Оно может и зря, но надо же развлекаться. К тому же, мне вполне искренне интересно, чего может хотеть такой человек, как Канда Юу, вдруг разозлится и проболтается. Но в нашем временном убежище снова повисает гнетущее мой неугомонный мозг молчание. Оно конечно верно, ни к чему спорить с навязчивыми идиотами, в этом японца можно понять, только ведь всё равно не отстану.
- Может, книгу какую, а? У меня их просто завались.
- Сделанные твоими руками, да? - зато помимо равнодушия в голосе появляется легкая нотка язвительности. Всё разнообразие. К тому же, это мысль.
К рассвету пурга утихает, и раздраженный тем, что своей болтовней ночью я не дал даже подремать, не то что поспать, Канда пинками и матами заставляет меня быстрее соориентироваться в том, где мы оказались. Светло, безветренно, светит солнышко, поэтому с легкостью отыскиваю нужное направление, поднявшись в воздух с помощью молота и оглядевшись по сторонам, Здание Ордена проглядеть очень сложно. Ещё некоторое время занимает откапывание ёлки из-под снега. Зато приключение определенно стоило того, чтобы в итоге увидеть счастливые глаза Линали, которая была в полном восторге от нашей "добычи". К тому же, я получаю законную возможность откосить от украшения праздничного дерева. Вместо этого я трачу время на то, чтобы придумать и записать в чистую тетрадку поздравление для Канды. Так что в конечном итоге подарок получается вполне рукотворным. Хотя, похоже, что...

- Канда Юу гулять пошел,
Канда дерево нашел,
Жаль рубить ему собрата,
Но ведь празник значит надо?!

Похоже, что мои стихи Канде пришлись не по вкусу...

@темы: Бред, Творчество

23:47 

lock Доступ к записи ограничен

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:46 

lock Доступ к записи ограничен

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:34 

lock Доступ к записи ограничен

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:05 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Саму бесят записи в духе "чтобы не в архив", но эта создана именно с этой целью. Этот дневник стал еще более заброшенным, потому что нету больше вдохновения творить что-либо. Даже какую-нибудь гадость в духе яоя написать уже не могу. Кину сюда начало еще одного, в общую братскую могилу, так сказать (хотя я еще надеюсь, что допишу, ага-ага).


Тиканда
запись создана: 25.08.2009 в 07:00

@темы: Бред, Творчество

22:28 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Чужая боль течет по венам,
Мне горько видеть холода.
Кому-то счастье белым снегом,
Кому-то душу жжет зима.

Воспоминания дарят муки,
И снова Новый Год пройдет,
В молитвах плачу о разлуке,
Пусть смерть-старуха прочь уйдет.

Сжимаю в пальцах я бокала
Простое хрупкое стекло.
На свете правда счастья мало,
А может, мне не повезло.

Закрыты прочно окна в доме,
Пытаюсь удержать тепло.
Кому-то радость на морозе,
Кому-то жизни не дано.

@темы: Творчество

22:13 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Зашла просто потому, что захотелось чего-нибудь написать, а нет ничего, достойного запечатления в основном дневнике. Да и атмосфера тут другая *потягивается и привычно устраивается в любимом кресле у камина* Столько дел по учебе, что я только об этому думаю, говорю и пишу. Это угнетает. Хочется расслабиться. Планировала завтра прогуляться, познакомиться с новым человеком, но не выйдет, придется опять заниматься. Но уж воскресенье-то я точно не отдам на растерзание повседневности.
Криво все как-то, хочется по-другому. Но это жизнь, не всегда она такая, как хотелось бы. Да и потом, судьба мудрее и сама знает, что мне действительно нужно. Пока все идет хорошо, хоть я и ворчу из-за необходимости прикладывать усилия. Может, летом будет возможность съездить в необыкновенно красивое место, с незнакомыми людьми, это будет неоценимый опыт, и можно будет попытаться понять, какая я настоящая.


Я не отбрасываю тени,
Как будто в мире приведений
Нашла покой, уют, забвенье.

Пусть над домами снег кружится
И робко под ноги ложится,
Шаги мои звучат не слышно.

Меж днем и ночью замирая,
Ищу, хотя давно слепа я,
Чего ищу, сама не знаю.

@темы: Творчество, Я

00:02 

lock Доступ к записи ограничен

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
комп глючит, приходится передавать таким вот способом

URL
12:13 

lock Доступ к записи ограничен

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:16 

приятно выполнять задуманное :)

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
О процессе создания - главное начать. А второе по важности (или даже первое) - не отступить перед первыми же трудностями. Да, сначала что-то может получаться коряво, не так, как ты запланировал, и даже результат может не понравиться. Все это - неважно. Главное, что ты захотел - попробовал - создал. И это очень важно. Делать хоть что-то. Пусть это не будет иметь смысла ни для кого, кроме тебя. Но кто еще у тебя есть?....
Новый Год должен быть чудесным. :)


@темы: Творчество

20:38 

жесть... лучше не читать...

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Заметила, что ни одного стиха именно про любовь как про чувство у меня нет. Странно... Надо попробовать написать. Прямо сейчас настроения нет, но попробуем выдавить.

Когда-то давно я слышала песню
Про любовь и про то, что нужно быть вместе
И про то, что небесная гладь широка одному.

А я думала: "Боже, как глупо все это",
И бродила одна, и гуляла по свету,
И светила Луна лишь моему окну...

Но проходят года и листва облетает,
Я купила сережки и новое платье
Только все ни к чему, лето падает в пустоту.

И спросить бы у сердца, оно лучше всех знает,
Но оно лишь молчит и оно понимает,
Что ключи на двоих вручены только ангелу.

У него за спиной широкие крылья
И он знает про всех души изобилие
А глаза его зорки и разгоняют тьму.

Еще пару шагов и столкнусь по дороге
С тем кто сердце мое навсегда растревожит,
Это ангела дар и я его приму.

Мы скрепим наш союз навсегда поцелуем,
Я закрою глаза и чуть-чуть поколдую.
Благодарна судьбе я за мечту свою...

@темы: Творчество

23:26 

lock Доступ к записи ограничен

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:22 

продолжение

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
*дневник стал специфическим, так что пожалуй не обойдется без примечаний автора*
- Романтическое предисловие
"Бабочки в моем животе - это любовь к тебе
Не спрятаться, не скрыться.
Бабочки в моей голове - это после любви,
Если так случится"

*да-да, все бред, от всего отрекаюсь*
Было высказанно много различных вариантов и в итоге на каком-то из них решено было остановиться. На каком именно Кеншин как-то нечаянно упустил из виду из-за того, что народ вокруг галдел и требовал принятия именно его версии. Зато Сайто вроде бы услышал нужную информацию, поэтому рыжий решил не нервничать - у Сайто он по-любому все узнает и как-нибудь вместе они все предотвратят.
После того, как вопрос был решен, официальная часть вечера естественным образом подошла к концу, но расходиться по домам никто не собирался - такая возможность, все свои в сборе, можно и покутить. Поэтому началось веселье. Откуда-то притащили ящик сакэ, конечно же нашлись общие темы для разговора и табак, и даже игральные кости. Кстати, по поводу последних...
- Синнай-сан, не хотите ли сыграть с нами? - рядом с ними снова появился тот мужчина, который первый заговорил с Сайто после их прихода. Он хитро щурил глазки и странно косился в сторону Кеншина.
Шинсен прекрасно осознавал, что может уйти спокойно и, соответственно, избежать возможности попадания в какую-нибудь неловкую ситуацию, но при этом также было ясно, что резкий уход тоже вызовет подозрения.
- Конечно, Хотори-сан. Почему бы и нет.
Старинная забава японцев состояла в следующем: *хрен его помнит, в чем она состояла, будет так, как я скажу* две игральных кости, игрок делает ставку и загадывает, выпадет чет или нечет. Соответственно, если игрок угадывает, то ему почет, любовь и всенародное уважения. То есть, деньги. Не угадает - кукиш с маслом, или суси без риса, или три штрафных горшка саке в глотку, это смотря на что, как и с кем играть, в рядовом и скучном варианте - деньги переходят к "держателю банка".
Вот в такой веселой игре и решил принять участие наш доблестный Сайто. *ув. читатели, простите, но серьезно задуманный фанфик получается исключительно стебным* Загвоздка была в том, что наличных он с собой почти и не прихватил. Капитала хватило бы максимум на две или три ставки. *мои финансы поют романсы* Но, собственно, долго Сайто задерживаться не собирался, поэтому волноваться раньше времени не стоило.
Вообщем, итог был таков: саке только-только разлили по стопочкам, народ начал развязывать пояса и складировать катаны в дальний угол, дабы не мешали, прекрасные девушки только начали визжать, намекая на то, что они скромные и не надо снимать с них кимоно при всех, вообщем, только народ начал гулять, а деньги у Сайто в этот самый неподходящий момент и закончились.
- Что такое *так и представляю это противненькое такое "Дууууста?"*, Синнай-сан? - деланно-озабоченно поинтересовался Хотори.
*Сайто понимал, что надо держать марку, но понтов не хватало*
Сайто понимал, что признаваться в нехватке денежных средств не стоит, ведь это так не по-мужски выглядит. Шинсен подключил весь свой мощный мозг на разработку гениального плана о том, как бы поудачнее выкрутиться.
- Знаете, я тут подумал... - пришел на "подмогу" Хотори, на которого у Сайто постепенно начинал вырабатываться рефлекс в виде противного зубного скрежета. - На деньги ведь играть скучно. *во-во, а я о чем говорила? молодец, гаденыш, сечешь фишку* Гораздо интереснее было бы сделать более привлекательную ставку.
Его взгляд, а также взгляд остальной играющей компании, переместился с сосредоточенного Сайтовского лица на симпатичную Кеншиновскую мордашку. Как назло, все остальные гейши таки были растащены теми, кто половчее и менее азартен, поэтому осталась только маленькая, рыженькая *страшненькая*, миловидная Саюри.
Кеншин нервно сглотнул, а Сайто вопросительно приподнял бровь:
- Что вы имеете в виду?
- Ну, Синнай-сан, такая красавица требует больших вложений, не так ли? - Хотори похабно облизнул губы, а остальные не менее похабно заржали. - Без денег вам сегодня все равно не удастся провести хороший вечер.
Кеншин нервно сжал в кулаки кимоно, ожидая ответа Сайто. Рыжему совершенно не хотелось, чтобы его жизнь, в плане здоровья и чести, зависела от того, угадает ли товарищ по разведке, какой стороной упала монетка.
А вот шинсену стало весело. Особенно когда он заметил, как нервничает баттосай. Да, порой у Сайто был донельзя черный юмор...
- Действительно, Хотори-сан. Думаю, умения Саюри вполне достойны того, чтобы послужить приемлемой ставкой, - двусмысленно заметил Сайто. - Играем, господа?

@темы: Бред, Творчество

19:32 

операторы односторонней связи

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
А еще недавно читала рассказ... Когда болела.
Не помню, как называется, сейчас гляну *подбежала к книжной полке* "Операторы односторонней связи". И, опять же, недавно поняла, насколько это и про меня. Ну, то есть, не до такой конечно степени... Но мои рассказы, стихи - это не я в прямом смысле слова. Это словно обрывки чьих-то чувств, мыслей, видений...
Я чувствую то, что у меня нет никаких причин чувствовать, и думаю то, чему опять же нет причин и объяснений. Не знаю, откуда это идет... Все-таки вокруг нас действительно есть какое-то поле, в том числе информационное. Так я и "ловлю".


Меня нет, меня просто нет
Я ловлю чей-то странный бред,
Белый снег, но лишь серый лед,
Невсерьез, это невсерьез.

Я иду, я тону ко дну,
Ведь умру, скоро я умру,
Ухожу, нет, не обернусь,
Просто не... просто не вернусь!

Под ногой крошится земля,
Это сон, это лишь игра,
Миражи, отраженья звезд,
У теней не бывает слез.

Чужой мир, сочинен не мной,
Так зачем мучит душу боль,
И в висках отбивает дробь
"Не твое... Это не твое!"


@темы: Я, Творчество

00:33 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
*закуривает сигарету*
Черт, всегда мечтала. Всегда. С детства помню... Ну нравится мне сигарета, эти движения... Но позволить себе этого конечно не могу. Остаются мечты. Как и всегда в этой жизни. Потому что сделаешь, будет плохо, а даже если не будет плохо, то вроде как неудобно, и вообще, обещания надо выполнять.
Сегодня было очень весело, поэтому сейчас грустно, устало, сонно... Надо пойти ложиться. Но, как всегда, неймется. В такую бы ночь меня бы должно пробить на творчество, но... Не пробивает.
Хотя, попробовать-то можно...
*склоняется над листком на столе*

Я хотела... Ничерта я не хотела.
Я хотела просто быть собой.
Я летела. И куда я прилетела?
Пустота останется за мной.

*скептическое хмыкание, желание скомкать бумагу*

Так и все, быстрее или позже,
Натыкаются на верную черту.
И тогда пустеет почта,
И тогда все хуже одному.

И когда ты лежишь в своей постели,
И уж в жизни ничему не рад,
Посчитал уже свои потери,
И тебе не нравится расклад.

И когда остались только мысли,
Только бритвы в ванне острый свет,
Ты тогда возьми лист, только чистый
И родным напиши привет.

Напиши, как сильно ты их любишь,
И чего желаешь только им,
И о том, как пустеет утро,
Если встречено оно без них.

Напиши о том, чтоб не скучали,
И что будешь рядом ты всегда.
Пусть не телом, а бесплотным духом,
Зато это - точно на века.

А еще о том, как жить им надо,
Чтобы просто так не тосковать,
А еще о том, как ты устала,
Опостылела холодная кровать.

Напиши все это и подумай,
Каково читать им это все,
Ты поплачешь, станет легче утром,
Ну, а лист ты по ветру до утра развей сожжешь...

@темы: Настроение, Творчество

21:16 

секрет

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Кеншин нервничал и постоянно одергивал края кимоно, которые умудрялись цепляться за все, за кусты, камни, ветки и прочие уже проклятые рыжим вещи. А ведь оно, это самое кимоно, стоило столько, что за одну только аренду баттосай планировал расплачиваться еще полгода минимум, и перспектива порвать его была очень нерадостной. Но красота требует жертв, поэтому Кеншин вздохнул поглубже, взял себя в руки и двинулся к своей цели.
Целью был один из вообщем-то ничем непримечательных чайных домов Киото, в котором по слухам, которыми, как известно, земля полнится, должны были сегодня собираться "враги государства", а нежно любимым и лелеемым всю жизнь делом Кеншина была защита родины, поэтому просто так, без всяких проблем, позволить им сидеть и строить козни против нее он позволить не мог. Однако со своим экзотически украшенным, а посему легко опознаваемым личиком, а также ростом, цветом волос и прочими широко известными параметрами, просто так явиться он не мог, а без подтверждения информации о заговоре врываться и калечить людей было тоже некрасиво. Вот и задумал он коварное...
Однако, составляя хитрый и очень умный план, Кеншин не учел, что у него совершенно нет опыта хождения в женских вещах, а также укладывания макияжа, имитирования женских манер и прочих навыков шпионажа. И это прямо на глазах его губило. Ведь он решил прикинуться гейшей, а у них помимо всех прочих недостатов (да-да, теперь рыжий понимал, что в жизни прекрасной половины японского населения гораздо больше недостатков, чем кажется), была еще и совершенно, абсолютно, дико невыносимая обувь.
Но герои от задуманного не отказываются, тем более когда долгожданный порог чайного домика уже виднеется на горизонте. Воспряв духом, Кеншин усердно заковылял к вышеупомянутому объекту. И все бы было хорошо, как думал Кеншин, но беда не приходит одна. Стремясь зайти в помещение и как можно скорее опустить куда-нибудь свое бренное тельце, дабы не калечить еще больше итак распухшие до безобразия ноги, баттосай вообще перестал смотреть под ноги. За что, как уже можно догадаться, и поплатился. И пропахать бы ему носом несколько метров, но на траектории его падения очень кстати (хотя это кому как) оказался высокий, красивый и, что самое главное, обладающий хорошей реакцией самурай. Помолившись, что его тонны белил будут достаточно надежной маскировкой, а еще чтобы голос не сорвался, Кеншин поднял голову, чтобы поблагодарить своего "спасителя" и слова застряли у него в горле.
- С.. кхе-кхе... - рыжий закашлялся, дабы подавить слово, готовое инстинктивно сорваться с губ. Встретить тут его - давно судьба не была настолько зла к маленькому рыжему баттосаю. - Эээ.. Благодарю вас... Извините, я вам наверное помешал... а...
Брови спасителя рьяно поползли вверх, он что-то буркнул себе под нос (насколько расслышал рыжий, это было что-то нецензурное), затем неудобно схватил Кеншина за шкирку и утянул в ближайшие кусты. Это было обидно, ведь до чайной оставались считанные шаги. Печально вздохнув в честь на глазах разваливающегося плана, баттосай сосредоточился на том, чтобы сохранить кимоно.
Зайдя как можно глубже в кусты, мужчина отпустил Кеншина, и тот резво отскочил в сторону, попутно оглядывая себя со всех сторон. Вроде, пока все цело. Но это пока. Черт его знает, что этому чокнутому в голову пришло. Вот зачем ему тащить слабу беззащитную девушку в кусты? Не к добру это. Вообще-то, какого бы не был баттосай плохого мнения о данном представителе рода человеческого, такого поведения от него он не ожидал. Итак, рыжий настороженно покосился в сторону давнего знакомого.
- Какого хрена, баттосай? - тремя краткими и резкими словами Сайто расставил все по своим местам.
Надо признать, тут Химура немного растерялся. Неожиданно гениальный план показался не таким уж и гениальным, да и вообще, можно сказать даже глупым. Такие мысли не нравились, тем более Кеншин не был настроен на пересмотр своей самооценки на глазах у Сайто, поэтому рыжий решил не отрекаться от задуманного.
- Тебе-то что? Не мешай мне.
- Не мешать? Ты больной на голову что ли? Посмотри на себя, чучело, как ты в таком виде досюда-то дошел?
Да, это определенно был повод для кризиса самооценки. Кеншин аж смутился и потупился. Он конечно предполагал, что выглядит не совсем так, как планировалось, но все-таки хотелось верить, что вполне приемлимо. Теперь же, благодаря комментариям Сайто, эти заблуждения быстро рассеялись. Рыжий вздохнул и поднял взгляд.
- Что, все так ужасно?
- Хуже.
Сайто спокойно и критично смотрел на Химуру, пытаясь понять, как можно было выйти из дому в таком виде и надеяться, что никого такой вид не удивит и не привлечет внимания. Прямо как дите малое. Основные претензии вызывал макияж, вернее то нечто, размазанное по лицу, что рыжий сам для себя счел достаточным для превращения в прекрасную гейшу. Выудив откуда-то и складок одежды платок, он наклонился к баттосаю и начал процедуру под кодовым называнием "доведение до приличного состояния". Кеншин же удивленно замер и даже прикрыл глаза, чувствуя быстрые и уверенные прикосновения платка к лицу.
- Так может скажешь, какая муха тебя укусила на этот раз? - прервал молчание Сайто, не прекращая приведения баттосая в порядок. Даже у такого идиотизма должна была быть какая-то причина, потому что обычно рыжий был вполне адекватен. Ну, настолько, насколько может быть адекватным человек, пропагандирующий в жизни девиз "мир, дружба, жвачка", даже когда его пытаются вспороть и раскидать кишки километров на пять минимум.
- А ты сам-то тут что делаешь? - уклонился от прямого ответа Кеншин, раздумывая, стоит ли посвещать бывшего шинсена в свои планы или нет. Если Сайто шел туда же, куда и сам рыжий, то вопроса собственно не стояло, придется колоться и, пожалуй, просить помощи (или хотя бы моральной поддержки), а если так, мимо проходил, то пусть и идет, куда шел.
Волк Мибу закатил глаза и мысленно фыркнул. Еще только не хватало дать вовлечь себя в детские забавы из разряда "а я первый спросил". Вообще, между нами говоря, Сайто действительно шел туда же, куда и Химура, только он не собирался страдать всякой фигней по типу маскировки, но, с другой стороны, у него и не было проблем вроде рыжих волос и шрама. Между тем, он уже закончил приводить в порядок мордочку новоиспеченной гейши и принял волевое решение говорить правду, так как, будучи представителем закона, Сайто обладал еще и логикой, и сам догадался, куда Кеншин направлялся. Не бросать же этого придурка?
- Работаю. Вернее, собираюсь. - лакончино ответил он. - Так ты не ответил, почему в таком виде? Тоже подработкой занимешься?
Несколько секунд Кеншин протормозил, соображая, что Сайто имел в виду, а потом его лицо, несмотря на толстый слой пудры, залила густая краска. Шинсен ухмыльнулся про себя - приятно иногда не сдержаться и подколоть рыжего.
- Оро-оро? - выдавил наконец Кеншин и попытался перевести тему разговора на что-нибудь не такое обидное. - Так ты тоже в чайную?
Снова хмыкнув, шинсен тоже решил не развивать тему, ибо она его в конце концов тоже не красила, и перешел к делу.
- Да. Полагаю, ты в курсе, что там сегодня будет, раз так вырядился? Давай на чистоту. Тебе конечно лучше вообще туда не ходить, но я не думаю, что ты меня послушаешь. А одному тебе туда лучше вообще не соваться, потому что вообще-то нормальные гейши просто так, с бухты барахты, сами по себе, никуда не припираются, тем более никому неизвестные. Поэтому пойдем вместе, ясно? И только попробуй куда-нибудь от меня деться, если тебе и суждено умереть не своей смертью, то только от моей руки, понял?
- Оро... - снова подвис Кеншин с характерной капелькой над затылком. Пользуясь моментом, Сайто подхватил его под руку и потащил обратно из кустов, в сторону чайного дома. Оставалось надеяться, что рыжий что-то сообразит в своем мелком мозге и не завалит партию. Хотя, по-большому счету, давно не развлекавшийся как следует шинсен был бы совсем не против с боем прорваться из логова врагов.

В помещении было тихо и мирно. Их встретила старенькая и низенькая хозяйка чайной (ниже Кеншина, а это надо умудриться) и провела в зал, где уже собралась большая часть народа. Пару месяцев назад Сайто повезло оказаться в нужное время, в нужном месте и рядом с нужным человеком, и за это время он уже успел приобрести определенную популярность и уважение в данных кругах. Бывший шинсен предпочитал жить в полной боевой готовности и всеоружии, поэтому хоть и не ожидал серьезных проблем от этой группировки, но все-таки приглядывал за ними, чтобы в случае чего иметь возможность предотвратить какую-нибудь очередную гадкую придумку консерваторов, планировавших откинуть Японию в прошлое. А Сайто дороги обратно в это прошлое не видел и не признавал, так как давно уже жил только сегодняшним и будущим днем, без оглядки.
- Синнай-сан, добро пожаловать! Да вы сегодня не один... - за гадкую ухмылку на лице того самого "нужного человека" Сайто сразу же ощутил острую необходимость съездить ему по морде, но самоконтроль - великая вещь. - Не представите ли нам вашу очаровательную спутницу?
- Саюри, - сухо ответил Сайто, озвуча то, что первым пришло к нему в голову. - Мы с ней давно знакомы, и я подумал, что нам не помешает присутствие женской красоты сегодня вечером, не так ли?
- О, что вы, что вы, женская красота относятся к разряду вещей, которые никогда не помешают, разве что на поле битвы.
Вышеназванная "красота" стояла и хлопала ресницами, пытаясь отойти от шока и соориентироваться в ситуации. И то, и другое пока удавалось плохо. Кеншин в принципе никогда актерскими талантами не блестал, ибо никогда и не приходилось. Радовало то, что Сайто явно было не привыкать выкручиваться в таких ситуациях, так что Химура решил целиком и полностью вложить инициативу в руки шинсена, может быть, так что-то и сложится. Вертя головой по сторонам, дабы запомнить как можно больше вражеских рож, рыжий просеменил вслед за Хаджиме и уселся рядом с ним в углу комнаты.
Сайто наклонился к уху бывшего хитокири и прошептал:
- Значит так, как договаривались - сиди молча и просто слушай, ясно? Говоришь только если к тебе обращаются. Какие-нибудь женские глупости, не больше. Лучше выставишь себя дурой, зато уйдем целыми.
Кеншин поежился от щекотки, вызванной шепотом Сайто, и едва заметно кивнул. Про себя же он начал судорожно вспоминать поведение гейш и то, на какие темы они могут вести разговоры. Конечно есть вещи, о которых стоит заботиться заранее, но... Впрочем, толку жалеть об упущенных возможностях не было, оставалось поблагодарить небеса за встречу с Сайто и подстроиться под обстоятельства на ходу.
Тем временем, народ прибывал. Средних размеров комната наполнилась мужчинами в возрасте от двадцати до сорока лет, все имели при себе мечи и выглядели весьма сурово и решительно. Кеншину вспоминилось время, когда его все знали, как хитокири баттосая, безжалостного убийцу и вздохнул про себя. Как бы не велико было его желание навсегда распрощаться с подобным прошлым, все вокруг словно нарочно подталкивало его обратно. И изменить уже сделанное также не в силах человеческих. Оставалось только расплачиваться, именно поэтому Кеншин сегодня был здесь. Именно поэтому он никогда не мог пройти мимо чего-то, что казалось несправедливым.
- Да, и никаких "оро"! - успел шепнуть ему Сайто перед тем, как в комнату вошел еще один человек. По тому, что в комнате сразу воцарилась тишина, Кеншин сделал вывод, что этот мужчина и есть самый главный среди собравшихся. Ему было около тридцати пяти, одет по-самурайски, во все черное. В темных глазах светились ум и решительность, и в целом он производил впечатление собранного, волевого и целеустремленного человека. Однако, приглядевшись, Химура подумал, что все-таки назвать его истинным благородным самураем было бы преувеличением. Проскальзывало в нем что-то такое... Нехорошее. Мерзкое.
Мужчина сел во главе собрания и оглядел всех присутствующих. По счастью, не один только Сайто был сегодня с гейшей, некоторые другие самураи тоже привели с собой прекрасных девушек, поэтому их пара не особо выделялась на общем фоне. Правда, от их изучающих и недображелательных взглядов Кеншину стало несколько не по себе. Впервые он почувствовал на своей шкуре, что значит женская враждебность и конкуренция.
- Итак, господа, приветствую всех собравшихся. Рад видеть, что столько достойных людей разделяют мои убеждения относительно будущего нашей страны и негодуют о том, что с ней происходит в настоящем, - лидер растягивал слова и вообще говорил медленно и внушительно. - Проклятые европейцы заполонили всю Японию и считают ее своим придатком.
По залу прошел негодующий ропот. Химура украдкой покосился на Сайто. Тот сидел с привычно полуприкрытыми глазами и внимал с сосредоточенным выражением лица. Вообщем-то, ничего нового в таких речах не было. В неспокойные времена сколько людей - столько и мнений, и все возможные доводы за и против Европы Кеншин слышал еще в бытность свою хитокири. Однако такой уж в Японии народ - уж если втемяшили себе что в головы, то переубедить очень и очень сложно, практически невозможно.
Между тем, главарь толкал речевку дальше. Суть сводилась к такому безобразию, что глаза Химуры становились все больше и больше, а под конец уже вообще превзошли даже европейские стандарты круглоглазости. Бывший самурай (хотя какой он после этого самурай) предлагал следующее: поскольку главным препятствием к возвращению Японии в прежнее нормальное состояние являлись всякие там европейские новшества, это, по логике лидера движения, означало следующее - нет в нашей стране Европы - нет проблем. Но тут встает, собственно, диллема. Как же вытурить европейцев их Японии, да так, чтобы они надолго забыли дорогу обратно?
А вот тут, продолжал нести свои планы в массы главарь, нам поможет Америка. Во-первых, она до сих пор не изъявляла никакого желания вмешиваться и изменять под себя японскую политику, поэтому под ее защитой можно долго и спокойно существовать, а во-вторых неизбежно между Европой и США возникнет конфликт, да притом наверняка не один и по многим параметрам. И пока они будет решать свои проблемы, мы, опять же, под шумок, спокойно себе станем Великой Державой, без посторонней помощи.
Но, чтобы Америка пришла на помощь к нам, которые вроде как должны наслаждаться жизнью и благодарить все ту же Европу за все хорошее, что она для нас сделала, нужно как-то спровоцировать европейцев на действия, которые никак не могло поощрить мировое сообщество в лице США. Дальше обсуждение собравшихся перешло сугубо на тему того, что же может являться прецендентом к развитию выгодных событий.


@темы: Творчество

00:21 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Маньячья

Есть ночь - и больше ничего,
Нет шума, шорохов и криков,
И темноты глухой покров
Заглушит тихие молитвы

Есть нож - и больше ничего,
Прервет сегодня чьи-то жизни,
И нет нужды взводить курок -
Вся кровь до капли будет слита

Есть страх - и больше ничего,
Животный, дикий, самый нужный
Глаза, расширенный зрачок,
Последний вздох, уже натужный

Есть кровь - и больше ничего,
Прекрасный цвет, вишнево-алый,
Испить скорей один глоток,
Достигнуть цель этой расправый.

Есть смерть - и больше ничего,
Когда-нибудь она настигнет,
Пока же я - ее игрок,
И ночь сегодня - поле битвы.

@темы: Творчество

14:37 

родителям

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Фарфоровая свадьба

Сменяются года годами,
А вслед за днем приходит ночь.
Какими сильными мы стали,
И взрослая почти уж дочь.

Пускай порою было страшно,
Казалось, это нам невмочь,
Но, посмотри, мы все же рядом,
Друг другу мы смогли помочь.

И двадцать лет - такая малость,
Как тридцать, восемьдесят, сто,
С тобою каждый день мне в радость,
Который год - не все ль равно?

И наша жизнь не из фарфора,
И не из тонкого стекла,
Нет нерушимей договора,
Чем тот, что нас с тобой связал.

Мы будем долго еще рядом,
И будут жемчуг и бриллиант,
Да что там, мы и внуки наши
Отметим сотый год подряд!

@темы: Творчество

Прозрачный Замок

главная