• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:26 

lock Доступ к записи ограничен

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:19 

продолжение 2

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
*ах, эти веселые мужские забавы*
Ставки были сделаны, по мнению Сайто должен был выпасть чет, по мнению всех остальных - нечет. Повисла напряженная тишина. Напряженнее всего она была в том месте, где сидел Кеншин. Вообще, рыжий был возмущен. Неужели Сайто не понимает, насколько он подставляет их обоих? Стоит только проиграть, и ему придется продолжить играть роль гейши. И рано или поздно, но финалом будет его позорное разоблачение. Правда, Сайто как раз всегда может смыться, а потом сделать вид, что он ничего не подозревал... Кеншин нервно сглотнул.
- Итааак... - игральные кости были брошены и покатились по деревянному полу с характерным стуком. Несколько пар жадных, одна пара суженных и пофигистичных, а также еще одна взволнованных и круглых глаз следили за перекатами кубиков. Один из них наконец остановился на "четверке", а другой продолжал покачиваться на одной из своих граней. Сайто выпустил струйку дыма, а кубик наконец упал и замер на "тройке".
Кеншин неверяще уставился на такую подставу. Резко захотелось либо выкинуть кубику к чертовой матери, либо, что более желанно *но менее осуществимо*, набить Сайто морду. Мужики же вокруг расплылись в радостной усмешке.
- О, Синнай-сан, сожалею, но, похоже что вы... - Хотори расплывался в наиболее мерзкой улыбочке, но тут на горизонте появился новый персонаж.
Здоровенный парень подошел к нашей милой компашке, улыбнулся в свои тридцать два зуба и хлопнул ручищей по плечу Хотори, отчего тот крякнул и сморщился, выдавливая при этом приветственную мину.
- Здарова, что я пропустил?
*боже, какую чушь я пишу - автор обмахивается газеткой и запивает валидол*

00:22 

продолжение

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
*дневник стал специфическим, так что пожалуй не обойдется без примечаний автора*
- Романтическое предисловие
"Бабочки в моем животе - это любовь к тебе
Не спрятаться, не скрыться.
Бабочки в моей голове - это после любви,
Если так случится"

*да-да, все бред, от всего отрекаюсь*
Было высказанно много различных вариантов и в итоге на каком-то из них решено было остановиться. На каком именно Кеншин как-то нечаянно упустил из виду из-за того, что народ вокруг галдел и требовал принятия именно его версии. Зато Сайто вроде бы услышал нужную информацию, поэтому рыжий решил не нервничать - у Сайто он по-любому все узнает и как-нибудь вместе они все предотвратят.
После того, как вопрос был решен, официальная часть вечера естественным образом подошла к концу, но расходиться по домам никто не собирался - такая возможность, все свои в сборе, можно и покутить. Поэтому началось веселье. Откуда-то притащили ящик сакэ, конечно же нашлись общие темы для разговора и табак, и даже игральные кости. Кстати, по поводу последних...
- Синнай-сан, не хотите ли сыграть с нами? - рядом с ними снова появился тот мужчина, который первый заговорил с Сайто после их прихода. Он хитро щурил глазки и странно косился в сторону Кеншина.
Шинсен прекрасно осознавал, что может уйти спокойно и, соответственно, избежать возможности попадания в какую-нибудь неловкую ситуацию, но при этом также было ясно, что резкий уход тоже вызовет подозрения.
- Конечно, Хотори-сан. Почему бы и нет.
Старинная забава японцев состояла в следующем: *хрен его помнит, в чем она состояла, будет так, как я скажу* две игральных кости, игрок делает ставку и загадывает, выпадет чет или нечет. Соответственно, если игрок угадывает, то ему почет, любовь и всенародное уважения. То есть, деньги. Не угадает - кукиш с маслом, или суси без риса, или три штрафных горшка саке в глотку, это смотря на что, как и с кем играть, в рядовом и скучном варианте - деньги переходят к "держателю банка".
Вот в такой веселой игре и решил принять участие наш доблестный Сайто. *ув. читатели, простите, но серьезно задуманный фанфик получается исключительно стебным* Загвоздка была в том, что наличных он с собой почти и не прихватил. Капитала хватило бы максимум на две или три ставки. *мои финансы поют романсы* Но, собственно, долго Сайто задерживаться не собирался, поэтому волноваться раньше времени не стоило.
Вообщем, итог был таков: саке только-только разлили по стопочкам, народ начал развязывать пояса и складировать катаны в дальний угол, дабы не мешали, прекрасные девушки только начали визжать, намекая на то, что они скромные и не надо снимать с них кимоно при всех, вообщем, только народ начал гулять, а деньги у Сайто в этот самый неподходящий момент и закончились.
- Что такое *так и представляю это противненькое такое "Дууууста?"*, Синнай-сан? - деланно-озабоченно поинтересовался Хотори.
*Сайто понимал, что надо держать марку, но понтов не хватало*
Сайто понимал, что признаваться в нехватке денежных средств не стоит, ведь это так не по-мужски выглядит. Шинсен подключил весь свой мощный мозг на разработку гениального плана о том, как бы поудачнее выкрутиться.
- Знаете, я тут подумал... - пришел на "подмогу" Хотори, на которого у Сайто постепенно начинал вырабатываться рефлекс в виде противного зубного скрежета. - На деньги ведь играть скучно. *во-во, а я о чем говорила? молодец, гаденыш, сечешь фишку* Гораздо интереснее было бы сделать более привлекательную ставку.
Его взгляд, а также взгляд остальной играющей компании, переместился с сосредоточенного Сайтовского лица на симпатичную Кеншиновскую мордашку. Как назло, все остальные гейши таки были растащены теми, кто половчее и менее азартен, поэтому осталась только маленькая, рыженькая *страшненькая*, миловидная Саюри.
Кеншин нервно сглотнул, а Сайто вопросительно приподнял бровь:
- Что вы имеете в виду?
- Ну, Синнай-сан, такая красавица требует больших вложений, не так ли? - Хотори похабно облизнул губы, а остальные не менее похабно заржали. - Без денег вам сегодня все равно не удастся провести хороший вечер.
Кеншин нервно сжал в кулаки кимоно, ожидая ответа Сайто. Рыжему совершенно не хотелось, чтобы его жизнь, в плане здоровья и чести, зависела от того, угадает ли товарищ по разведке, какой стороной упала монетка.
А вот шинсену стало весело. Особенно когда он заметил, как нервничает баттосай. Да, порой у Сайто был донельзя черный юмор...
- Действительно, Хотори-сан. Думаю, умения Саюри вполне достойны того, чтобы послужить приемлемой ставкой, - двусмысленно заметил Сайто. - Играем, господа?

@темы: Бред, Творчество

19:32 

операторы односторонней связи

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
А еще недавно читала рассказ... Когда болела.
Не помню, как называется, сейчас гляну *подбежала к книжной полке* "Операторы односторонней связи". И, опять же, недавно поняла, насколько это и про меня. Ну, то есть, не до такой конечно степени... Но мои рассказы, стихи - это не я в прямом смысле слова. Это словно обрывки чьих-то чувств, мыслей, видений...
Я чувствую то, что у меня нет никаких причин чувствовать, и думаю то, чему опять же нет причин и объяснений. Не знаю, откуда это идет... Все-таки вокруг нас действительно есть какое-то поле, в том числе информационное. Так я и "ловлю".


Меня нет, меня просто нет
Я ловлю чей-то странный бред,
Белый снег, но лишь серый лед,
Невсерьез, это невсерьез.

Я иду, я тону ко дну,
Ведь умру, скоро я умру,
Ухожу, нет, не обернусь,
Просто не... просто не вернусь!

Под ногой крошится земля,
Это сон, это лишь игра,
Миражи, отраженья звезд,
У теней не бывает слез.

Чужой мир, сочинен не мной,
Так зачем мучит душу боль,
И в висках отбивает дробь
"Не твое... Это не твое!"


@темы: Я, Творчество

00:33 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
*закуривает сигарету*
Черт, всегда мечтала. Всегда. С детства помню... Ну нравится мне сигарета, эти движения... Но позволить себе этого конечно не могу. Остаются мечты. Как и всегда в этой жизни. Потому что сделаешь, будет плохо, а даже если не будет плохо, то вроде как неудобно, и вообще, обещания надо выполнять.
Сегодня было очень весело, поэтому сейчас грустно, устало, сонно... Надо пойти ложиться. Но, как всегда, неймется. В такую бы ночь меня бы должно пробить на творчество, но... Не пробивает.
Хотя, попробовать-то можно...
*склоняется над листком на столе*

Я хотела... Ничерта я не хотела.
Я хотела просто быть собой.
Я летела. И куда я прилетела?
Пустота останется за мной.

*скептическое хмыкание, желание скомкать бумагу*

Так и все, быстрее или позже,
Натыкаются на верную черту.
И тогда пустеет почта,
И тогда все хуже одному.

И когда ты лежишь в своей постели,
И уж в жизни ничему не рад,
Посчитал уже свои потери,
И тебе не нравится расклад.

И когда остались только мысли,
Только бритвы в ванне острый свет,
Ты тогда возьми лист, только чистый
И родным напиши привет.

Напиши, как сильно ты их любишь,
И чего желаешь только им,
И о том, как пустеет утро,
Если встречено оно без них.

Напиши о том, чтоб не скучали,
И что будешь рядом ты всегда.
Пусть не телом, а бесплотным духом,
Зато это - точно на века.

А еще о том, как жить им надо,
Чтобы просто так не тосковать,
А еще о том, как ты устала,
Опостылела холодная кровать.

Напиши все это и подумай,
Каково читать им это все,
Ты поплачешь, станет легче утром,
Ну, а лист ты по ветру до утра развей сожжешь...

@темы: Настроение, Творчество

23:45 

бред. мысли. ночь.

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
- Я не знаю, что мне делать с этою бедой... У нее чудесный запах, цвет золотой...
Мда... Что-то не так. Меняется дневник-то. Я думала, эта часть меня другая. С другой стороны, настроение тоже бывает всякое-разное. Мне ничего не пишется. Хотя кстати нужно много чего писать по учебе... :duma: Но, блин, кому оно все нужно? Пусть катится к черту... Чтобы я не написала, это будет очередная пыльная бумажка у кого-то в столе, разве нет? Курсовую можно просто сочинить, целиком и полностью. Подумаешь, какие-то жалкие 20 страниц... О чем писать? О том, как кому-то хочется сдохнуть от того, что жить больше не для кого? Мне что, собственного дерьма в жизни мало?
Так, стоп. Что-то заносит... Ночь, как обычо, мне в такое время грустно, паршиво и ненавистно.
- Ночь, прожитых дней вуаль... Ночь, грешной души печаль... Ночь, прошлое гонит прочь... В ночь, темную ночь... Я знаю тысячи слов, но промолчу, я за святую любовь зажгу свечу.. И помолюсь за тебя перед Богом... Пусть у тебя будет светлой дорога... А у меня в этот час у порога... Ночь, прожитых дней вуаль... Ночь, грешной души печаль... Ночь, прошлое гонит прочь в ночь, темную ночь...
Завтра рано вставать... Но очень хочу посмотреть один фильм.
"Любовь не превозносится, не гордится..." - фраза из фильма.
Любовь, любовь...
- Любоооовь, как случайная смерть,
Любоооовь, как случайная смерть,
Любооовь, как случайная смерть,
Любоооовь....
- А если я умру, ты заплачешь?...

@темы: Бред, Настроение

17:58 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
*садится, скрестив ноги, на пол*
Таак.. Ну, еще сами с собой о жизни поговорим? Это не для основного дневника.. Это вообще фиг знает для чего. Как и все здесь. *вздох* Я бы хотела поговорить с Богом. То есть понятно, что это невозможно, но хотела бы. Правда, не знаю, о чем и зачем... Ныть о своих проблемах?
Да нет, просто посидеть рядом. Положить Ему голову на колени. Эх, глупая, у него и коленей-то нет. Наверное, мне не хватает дедушки.
*комкает платье*
Не могу я жить тут. Просто не могу. Я хочу в другое место... В любое другое. Для этого я просто неприспособленна. Да и неинтересно это, в конце концов.

@темы: Бред, Настроение

21:27 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
*садится на колени у камина и расправляет платье по полу*
Да... Жизнь чудесная штука. Люди в целом забавные и милые существа. А еще я научилась краситься. Это оказалось совсем даже не сложно. Я думала, эта нелегкая процедура, но я ошибалась. Вчера на ночь выпила кофе и... *задумчиво накручивает локон на палец* Так захотелось сделать столько всякого. Тем более я знаю, что это будет интересно, важно, полезно... Особенно по сравнению с тем, как я живу сейчас. Но сегодня я так устала... Я всегда буду уставать, с другой стороны. Моя вечная проблема.
А еще... Вот странно, для многих поездка на метро домой приятнее, чем утром на работу. А мне наоборот. Не то, чтобы я не хочу домой, конечно хочу. Но просто к вечеру выматываешься, и люди вокруг становятся противны, просто на подсознательном неконтролируемом уровне. Поэтому утром оно лучше...
*любуется огнем*
Люди разучились летать,
Ангелы по нам льют слезы,
Еще мы можем лучше стать,
Любовь - ответ на все вопросы
*нараспев*
Да, вот так неправильно я услышала английскую песню... Перевод соответственно тоже неверный и неточный. Но мне так больше нравится. *легкая улыбка*

@темы: Настроение

21:16 

секрет

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Кеншин нервничал и постоянно одергивал края кимоно, которые умудрялись цепляться за все, за кусты, камни, ветки и прочие уже проклятые рыжим вещи. А ведь оно, это самое кимоно, стоило столько, что за одну только аренду баттосай планировал расплачиваться еще полгода минимум, и перспектива порвать его была очень нерадостной. Но красота требует жертв, поэтому Кеншин вздохнул поглубже, взял себя в руки и двинулся к своей цели.
Целью был один из вообщем-то ничем непримечательных чайных домов Киото, в котором по слухам, которыми, как известно, земля полнится, должны были сегодня собираться "враги государства", а нежно любимым и лелеемым всю жизнь делом Кеншина была защита родины, поэтому просто так, без всяких проблем, позволить им сидеть и строить козни против нее он позволить не мог. Однако со своим экзотически украшенным, а посему легко опознаваемым личиком, а также ростом, цветом волос и прочими широко известными параметрами, просто так явиться он не мог, а без подтверждения информации о заговоре врываться и калечить людей было тоже некрасиво. Вот и задумал он коварное...
Однако, составляя хитрый и очень умный план, Кеншин не учел, что у него совершенно нет опыта хождения в женских вещах, а также укладывания макияжа, имитирования женских манер и прочих навыков шпионажа. И это прямо на глазах его губило. Ведь он решил прикинуться гейшей, а у них помимо всех прочих недостатов (да-да, теперь рыжий понимал, что в жизни прекрасной половины японского населения гораздо больше недостатков, чем кажется), была еще и совершенно, абсолютно, дико невыносимая обувь.
Но герои от задуманного не отказываются, тем более когда долгожданный порог чайного домика уже виднеется на горизонте. Воспряв духом, Кеншин усердно заковылял к вышеупомянутому объекту. И все бы было хорошо, как думал Кеншин, но беда не приходит одна. Стремясь зайти в помещение и как можно скорее опустить куда-нибудь свое бренное тельце, дабы не калечить еще больше итак распухшие до безобразия ноги, баттосай вообще перестал смотреть под ноги. За что, как уже можно догадаться, и поплатился. И пропахать бы ему носом несколько метров, но на траектории его падения очень кстати (хотя это кому как) оказался высокий, красивый и, что самое главное, обладающий хорошей реакцией самурай. Помолившись, что его тонны белил будут достаточно надежной маскировкой, а еще чтобы голос не сорвался, Кеншин поднял голову, чтобы поблагодарить своего "спасителя" и слова застряли у него в горле.
- С.. кхе-кхе... - рыжий закашлялся, дабы подавить слово, готовое инстинктивно сорваться с губ. Встретить тут его - давно судьба не была настолько зла к маленькому рыжему баттосаю. - Эээ.. Благодарю вас... Извините, я вам наверное помешал... а...
Брови спасителя рьяно поползли вверх, он что-то буркнул себе под нос (насколько расслышал рыжий, это было что-то нецензурное), затем неудобно схватил Кеншина за шкирку и утянул в ближайшие кусты. Это было обидно, ведь до чайной оставались считанные шаги. Печально вздохнув в честь на глазах разваливающегося плана, баттосай сосредоточился на том, чтобы сохранить кимоно.
Зайдя как можно глубже в кусты, мужчина отпустил Кеншина, и тот резво отскочил в сторону, попутно оглядывая себя со всех сторон. Вроде, пока все цело. Но это пока. Черт его знает, что этому чокнутому в голову пришло. Вот зачем ему тащить слабу беззащитную девушку в кусты? Не к добру это. Вообще-то, какого бы не был баттосай плохого мнения о данном представителе рода человеческого, такого поведения от него он не ожидал. Итак, рыжий настороженно покосился в сторону давнего знакомого.
- Какого хрена, баттосай? - тремя краткими и резкими словами Сайто расставил все по своим местам.
Надо признать, тут Химура немного растерялся. Неожиданно гениальный план показался не таким уж и гениальным, да и вообще, можно сказать даже глупым. Такие мысли не нравились, тем более Кеншин не был настроен на пересмотр своей самооценки на глазах у Сайто, поэтому рыжий решил не отрекаться от задуманного.
- Тебе-то что? Не мешай мне.
- Не мешать? Ты больной на голову что ли? Посмотри на себя, чучело, как ты в таком виде досюда-то дошел?
Да, это определенно был повод для кризиса самооценки. Кеншин аж смутился и потупился. Он конечно предполагал, что выглядит не совсем так, как планировалось, но все-таки хотелось верить, что вполне приемлимо. Теперь же, благодаря комментариям Сайто, эти заблуждения быстро рассеялись. Рыжий вздохнул и поднял взгляд.
- Что, все так ужасно?
- Хуже.
Сайто спокойно и критично смотрел на Химуру, пытаясь понять, как можно было выйти из дому в таком виде и надеяться, что никого такой вид не удивит и не привлечет внимания. Прямо как дите малое. Основные претензии вызывал макияж, вернее то нечто, размазанное по лицу, что рыжий сам для себя счел достаточным для превращения в прекрасную гейшу. Выудив откуда-то и складок одежды платок, он наклонился к баттосаю и начал процедуру под кодовым называнием "доведение до приличного состояния". Кеншин же удивленно замер и даже прикрыл глаза, чувствуя быстрые и уверенные прикосновения платка к лицу.
- Так может скажешь, какая муха тебя укусила на этот раз? - прервал молчание Сайто, не прекращая приведения баттосая в порядок. Даже у такого идиотизма должна была быть какая-то причина, потому что обычно рыжий был вполне адекватен. Ну, настолько, насколько может быть адекватным человек, пропагандирующий в жизни девиз "мир, дружба, жвачка", даже когда его пытаются вспороть и раскидать кишки километров на пять минимум.
- А ты сам-то тут что делаешь? - уклонился от прямого ответа Кеншин, раздумывая, стоит ли посвещать бывшего шинсена в свои планы или нет. Если Сайто шел туда же, куда и сам рыжий, то вопроса собственно не стояло, придется колоться и, пожалуй, просить помощи (или хотя бы моральной поддержки), а если так, мимо проходил, то пусть и идет, куда шел.
Волк Мибу закатил глаза и мысленно фыркнул. Еще только не хватало дать вовлечь себя в детские забавы из разряда "а я первый спросил". Вообще, между нами говоря, Сайто действительно шел туда же, куда и Химура, только он не собирался страдать всякой фигней по типу маскировки, но, с другой стороны, у него и не было проблем вроде рыжих волос и шрама. Между тем, он уже закончил приводить в порядок мордочку новоиспеченной гейши и принял волевое решение говорить правду, так как, будучи представителем закона, Сайто обладал еще и логикой, и сам догадался, куда Кеншин направлялся. Не бросать же этого придурка?
- Работаю. Вернее, собираюсь. - лакончино ответил он. - Так ты не ответил, почему в таком виде? Тоже подработкой занимешься?
Несколько секунд Кеншин протормозил, соображая, что Сайто имел в виду, а потом его лицо, несмотря на толстый слой пудры, залила густая краска. Шинсен ухмыльнулся про себя - приятно иногда не сдержаться и подколоть рыжего.
- Оро-оро? - выдавил наконец Кеншин и попытался перевести тему разговора на что-нибудь не такое обидное. - Так ты тоже в чайную?
Снова хмыкнув, шинсен тоже решил не развивать тему, ибо она его в конце концов тоже не красила, и перешел к делу.
- Да. Полагаю, ты в курсе, что там сегодня будет, раз так вырядился? Давай на чистоту. Тебе конечно лучше вообще туда не ходить, но я не думаю, что ты меня послушаешь. А одному тебе туда лучше вообще не соваться, потому что вообще-то нормальные гейши просто так, с бухты барахты, сами по себе, никуда не припираются, тем более никому неизвестные. Поэтому пойдем вместе, ясно? И только попробуй куда-нибудь от меня деться, если тебе и суждено умереть не своей смертью, то только от моей руки, понял?
- Оро... - снова подвис Кеншин с характерной капелькой над затылком. Пользуясь моментом, Сайто подхватил его под руку и потащил обратно из кустов, в сторону чайного дома. Оставалось надеяться, что рыжий что-то сообразит в своем мелком мозге и не завалит партию. Хотя, по-большому счету, давно не развлекавшийся как следует шинсен был бы совсем не против с боем прорваться из логова врагов.

В помещении было тихо и мирно. Их встретила старенькая и низенькая хозяйка чайной (ниже Кеншина, а это надо умудриться) и провела в зал, где уже собралась большая часть народа. Пару месяцев назад Сайто повезло оказаться в нужное время, в нужном месте и рядом с нужным человеком, и за это время он уже успел приобрести определенную популярность и уважение в данных кругах. Бывший шинсен предпочитал жить в полной боевой готовности и всеоружии, поэтому хоть и не ожидал серьезных проблем от этой группировки, но все-таки приглядывал за ними, чтобы в случае чего иметь возможность предотвратить какую-нибудь очередную гадкую придумку консерваторов, планировавших откинуть Японию в прошлое. А Сайто дороги обратно в это прошлое не видел и не признавал, так как давно уже жил только сегодняшним и будущим днем, без оглядки.
- Синнай-сан, добро пожаловать! Да вы сегодня не один... - за гадкую ухмылку на лице того самого "нужного человека" Сайто сразу же ощутил острую необходимость съездить ему по морде, но самоконтроль - великая вещь. - Не представите ли нам вашу очаровательную спутницу?
- Саюри, - сухо ответил Сайто, озвуча то, что первым пришло к нему в голову. - Мы с ней давно знакомы, и я подумал, что нам не помешает присутствие женской красоты сегодня вечером, не так ли?
- О, что вы, что вы, женская красота относятся к разряду вещей, которые никогда не помешают, разве что на поле битвы.
Вышеназванная "красота" стояла и хлопала ресницами, пытаясь отойти от шока и соориентироваться в ситуации. И то, и другое пока удавалось плохо. Кеншин в принципе никогда актерскими талантами не блестал, ибо никогда и не приходилось. Радовало то, что Сайто явно было не привыкать выкручиваться в таких ситуациях, так что Химура решил целиком и полностью вложить инициативу в руки шинсена, может быть, так что-то и сложится. Вертя головой по сторонам, дабы запомнить как можно больше вражеских рож, рыжий просеменил вслед за Хаджиме и уселся рядом с ним в углу комнаты.
Сайто наклонился к уху бывшего хитокири и прошептал:
- Значит так, как договаривались - сиди молча и просто слушай, ясно? Говоришь только если к тебе обращаются. Какие-нибудь женские глупости, не больше. Лучше выставишь себя дурой, зато уйдем целыми.
Кеншин поежился от щекотки, вызванной шепотом Сайто, и едва заметно кивнул. Про себя же он начал судорожно вспоминать поведение гейш и то, на какие темы они могут вести разговоры. Конечно есть вещи, о которых стоит заботиться заранее, но... Впрочем, толку жалеть об упущенных возможностях не было, оставалось поблагодарить небеса за встречу с Сайто и подстроиться под обстоятельства на ходу.
Тем временем, народ прибывал. Средних размеров комната наполнилась мужчинами в возрасте от двадцати до сорока лет, все имели при себе мечи и выглядели весьма сурово и решительно. Кеншину вспоминилось время, когда его все знали, как хитокири баттосая, безжалостного убийцу и вздохнул про себя. Как бы не велико было его желание навсегда распрощаться с подобным прошлым, все вокруг словно нарочно подталкивало его обратно. И изменить уже сделанное также не в силах человеческих. Оставалось только расплачиваться, именно поэтому Кеншин сегодня был здесь. Именно поэтому он никогда не мог пройти мимо чего-то, что казалось несправедливым.
- Да, и никаких "оро"! - успел шепнуть ему Сайто перед тем, как в комнату вошел еще один человек. По тому, что в комнате сразу воцарилась тишина, Кеншин сделал вывод, что этот мужчина и есть самый главный среди собравшихся. Ему было около тридцати пяти, одет по-самурайски, во все черное. В темных глазах светились ум и решительность, и в целом он производил впечатление собранного, волевого и целеустремленного человека. Однако, приглядевшись, Химура подумал, что все-таки назвать его истинным благородным самураем было бы преувеличением. Проскальзывало в нем что-то такое... Нехорошее. Мерзкое.
Мужчина сел во главе собрания и оглядел всех присутствующих. По счастью, не один только Сайто был сегодня с гейшей, некоторые другие самураи тоже привели с собой прекрасных девушек, поэтому их пара не особо выделялась на общем фоне. Правда, от их изучающих и недображелательных взглядов Кеншину стало несколько не по себе. Впервые он почувствовал на своей шкуре, что значит женская враждебность и конкуренция.
- Итак, господа, приветствую всех собравшихся. Рад видеть, что столько достойных людей разделяют мои убеждения относительно будущего нашей страны и негодуют о том, что с ней происходит в настоящем, - лидер растягивал слова и вообще говорил медленно и внушительно. - Проклятые европейцы заполонили всю Японию и считают ее своим придатком.
По залу прошел негодующий ропот. Химура украдкой покосился на Сайто. Тот сидел с привычно полуприкрытыми глазами и внимал с сосредоточенным выражением лица. Вообщем-то, ничего нового в таких речах не было. В неспокойные времена сколько людей - столько и мнений, и все возможные доводы за и против Европы Кеншин слышал еще в бытность свою хитокири. Однако такой уж в Японии народ - уж если втемяшили себе что в головы, то переубедить очень и очень сложно, практически невозможно.
Между тем, главарь толкал речевку дальше. Суть сводилась к такому безобразию, что глаза Химуры становились все больше и больше, а под конец уже вообще превзошли даже европейские стандарты круглоглазости. Бывший самурай (хотя какой он после этого самурай) предлагал следующее: поскольку главным препятствием к возвращению Японии в прежнее нормальное состояние являлись всякие там европейские новшества, это, по логике лидера движения, означало следующее - нет в нашей стране Европы - нет проблем. Но тут встает, собственно, диллема. Как же вытурить европейцев их Японии, да так, чтобы они надолго забыли дорогу обратно?
А вот тут, продолжал нести свои планы в массы главарь, нам поможет Америка. Во-первых, она до сих пор не изъявляла никакого желания вмешиваться и изменять под себя японскую политику, поэтому под ее защитой можно долго и спокойно существовать, а во-вторых неизбежно между Европой и США возникнет конфликт, да притом наверняка не один и по многим параметрам. И пока они будет решать свои проблемы, мы, опять же, под шумок, спокойно себе станем Великой Державой, без посторонней помощи.
Но, чтобы Америка пришла на помощь к нам, которые вроде как должны наслаждаться жизнью и благодарить все ту же Европу за все хорошее, что она для нас сделала, нужно как-то спровоцировать европейцев на действия, которые никак не могло поощрить мировое сообщество в лице США. Дальше обсуждение собравшихся перешло сугубо на тему того, что же может являться прецендентом к развитию выгодных событий.


@темы: Творчество

00:21 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Маньячья

Есть ночь - и больше ничего,
Нет шума, шорохов и криков,
И темноты глухой покров
Заглушит тихие молитвы

Есть нож - и больше ничего,
Прервет сегодня чьи-то жизни,
И нет нужды взводить курок -
Вся кровь до капли будет слита

Есть страх - и больше ничего,
Животный, дикий, самый нужный
Глаза, расширенный зрачок,
Последний вздох, уже натужный

Есть кровь - и больше ничего,
Прекрасный цвет, вишнево-алый,
Испить скорей один глоток,
Достигнуть цель этой расправый.

Есть смерть - и больше ничего,
Когда-нибудь она настигнет,
Пока же я - ее игрок,
И ночь сегодня - поле битвы.

@темы: Творчество

00:07 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Искрится моря синева
Под блеском солнца раскаленным,
Я снова где-то неправа
И оттого на сердце больно.

Утес и скалы, ветер воет
Причал давно размыт волной,
Ты уплываешь вдаль, свободный
И бьет по берегу прибой.

А где-то там, за горизонтом
Корабль твой ждут уже давно,
Покорный воле Посейдона,
Вернется скоро он домой.

А там жена, и даже дети
Вернут тебе былой покой.
А я? Я что... Я просто ветер,
Исчезну в тишине ночной.

@темы: Бред

14:37 

родителям

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Фарфоровая свадьба

Сменяются года годами,
А вслед за днем приходит ночь.
Какими сильными мы стали,
И взрослая почти уж дочь.

Пускай порою было страшно,
Казалось, это нам невмочь,
Но, посмотри, мы все же рядом,
Друг другу мы смогли помочь.

И двадцать лет - такая малость,
Как тридцать, восемьдесят, сто,
С тобою каждый день мне в радость,
Который год - не все ль равно?

И наша жизнь не из фарфора,
И не из тонкого стекла,
Нет нерушимей договора,
Чем тот, что нас с тобой связал.

Мы будем долго еще рядом,
И будут жемчуг и бриллиант,
Да что там, мы и внуки наши
Отметим сотый год подряд!

@темы: Творчество

16:44 

и плевать, что я не блодинко))) это состояние души))

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
"ЕСЛИ ТОЖЕ ХОЧЕШЬ ПОДЕЛИТЬСЯ ПОЗИТИВОМ ТЕБЕ СЮДА
faliant.diary.ru/?comments&postid=39241624 "


17:13 

таки из меня прет, а посему...

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Ненавистников слэша *рассказов, включающих в себя описание любовных отношений между мужчинами*, ГП *небызызвестной сказочки про мальчика с волшебной палочкой* и пары Гарри-Драко просьба идти мимо и лесом. А собственно все равно я тут сейчас только себе понятный бред понапишу...

Таак, с чего бы нам начать... Как бы нам начать... Какой сюжет, в конце концов?! А, ладно, нафиг. И ты тоже иди лесом, да (это было себе), и все вы ребята тоже (это тоже нам). Кхе-кхе, в некотором царстве, в некотором государстве....


- Малфой, твоя очередь!
- А вот и нихрена! - уклоняясь от подушки. - Давай ты, я устал, я болею.
Блондин хлопнулся на кровать в красноречивый "обморок", закатив глази и сложив руки на груди. Собственно, это совершенно не выглядело естественным или хотя бы чуть-чуть похожим на правду, поэтому сосед по комнате (работе, жизни и прочему) не собирался вестись на такой дешевый развод.
- Как сказал бы Станиславский, не верю. То есть я конечно знаю, что ты болеешь, - предупреждая возмущенные вопли. - Но это тебя, мой милый, не спасет. Шеф сказал ты, значит, ты. Давай, дело на полдня, пистолет, глушитель, кладбищенская романтика - все как ты любишь.
- Тогда уж скорее на полночи. - ворчливо отозвался любитель кладбищенской романтики.
Дэниэл облегченно перевел дыхание. Кажется, все-таки убедил. Конечно, может в какой-то степени и было свинством отказаться помочь напарнику, другу и любовнику в тяжелый для того период жизни, но, в конце концов, здесь в принципе собрались далеко не ангелы. Поэтому пусть сам выручивается, а уж потом взять на себя заботы по выхаживанию - это всегда пожалуйста. Если останется, что выхаживать. Но такие пессимистичные мысли в светлую, хотя вообще-то темноволосую, голову Дэна приходили редко, практически никогда.
А вот Драко в последнее время все больше думал о том, что еще пара заданий и подойдет конец его сроку использования, если наконец-то не дадут отпуск. Потому что сил не хватало ни моральных, ни физических. Еще бы, убийства, убийства, снова убийства и почти никакого развлечения. Хотя конечно были еще дети, но это тоже можно было отнести скорее к разряду работы, чем к хобби в свободное время.
- Когда?
- Сегодня.
- Что?! Ну это уже хамство! Неужели хотя бы заранее предупредить нельзя?
О том, что садиться так резко не стоило, он пожалеет чуть попозже. Но сейчас Малфоя переполняло уже неподдельное возмущение. При таком уровне и способностях организации вообще и поисково-разведческих систем в частности мысль о том, что попытка создать прорыв раскрылась только сейчас, казалась невероятной. Значит, как всегда, из принципа "партия сказала надо, комсомол ответил есть", без всякого учета человеческого фактора. Оно конечно может и верно, но все-таки обидно и паршиво как-то выходит.
Понятное дело, что не в компетенции Дэна отвечать за все это. Просто Драко хочется на кого-нибудь сорваться. Но в этот раз бывший слизеринец берет себя в руки. Нечего лишний раз распускаться, так можно потом и не собраться. Тем более что изменить-то ничего не изменишь. Значит, неважно.
Поднявшись с кровати, Малфой криво усмехнулся и вышел, не забыв мстительно хлопнуть дверью на прощанье. Привычное многообразие коридоров, поворотов, переходов. Жилищный комплекс поражал воображение, но человек-то ко всему в итоге привыкает, так что в итоге оставалось только раздражение от того, как долго можно добираться до нужного места и как относительно легко заблудиться, если позволить себе замечтаться.
Бурча себе под нос что-то нецензурное, Драко лавировал между многочисленными обитателями комплекса, направляясь к бронированной двери, ведущий в ту часть здания, которая была расчитана вовсе не на жилье. Блондин набрал на панельке сбоку от двери восьмизначный код и автоматизированный механизм в стене загудел, с натугой открывая проход в длинный коридор. В коридоре начал вспыхивать холодный свет люминисцентных ламп, озаряя сектор за сектором.
Кроме этих ламп и Малфоя в коридоре ничего не было, шаги звучали гулко и громко. Новичков это тоже нервировало, но новичков нервирует все, а Драко с детсва привык держать себя в руках, поэтому всегда был довольно равнодушен к подобному.
- Черт, как же голова болит, - поморщив нос, набрал уже другой код, впрочем, тоже восьмизначный, и очутился в научно-технической, иначе пожалуй и не опишешь, части комплекса. Тут тоже были люди, но в гораздо меньшем количестве и куда более собранные и деловые. В очередной раз подумав, что стоило бы отгородить жилищную и "рабочую" часть друг от друга понадежне, Драко направился в сторону склада.
- Так, что у нас там, - по дороге парень вынул из кармана мини-компьютер и вчитался в формулировку задания. - Аха, ты глянь, и впрямь кладбище. Опять какая-то кучка идиотов. А, ну это ладно, просто припугнуть. Значит, взять пушку побольше.
- О, Малфой, привет!
Жизнерадостная девушка выросла перед блондином из ниоткуда. Схватив Драко за руку, она поволокла его в сторону, ближе к стене, чтобы никому не мешать. Несмотря на улыбку и веселые приветствия всех знакомых, взгляд у нее был вполне серьезный.
- Слушай, я слышала о твоем задании. Там все не так уж безоблачно, - прошептала она, когда они оказались в относительно уединенном уголке. - Будь осторожнее, ладно. Ты же знаешь, первое правило...
- Никогда не расслабляться.
- Именно, - одобрительный кивок.
- Не переживай, Нэт, я помню, не первый год замужем.
Взгляд Натали смягчился. Все-таки хорошо, когда есть друзья. Нет, одному вообщем-то не плохо, отвечаешь только сам за себя, никто тебя не дергает, но так вот сдохнешь, никто и не заплачет. Ладно, черт с ними со слезами, никто и не заметит, вот это обидно.


- Блядь! - разумнее конечно было бы промолчать, но когда то и дело натыкаешься на какие-нибудь камни, корни деревьев и прочую ерунду, трудно оставаться спокойным. А все из-за того, что везение, как всегда, было поразительным, и ночь выдалась безлунной и беззвездной. Для работы хорошо, для ориентации в пространстве - не очень.
Под ногой хрустнула очередная дурацкая ветка. Драко нахмурился, сегодня он явно был не в лучшей форме для таких заданий, но с шефом не поспоришь. Замерев, блондин закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Он итак уже умудрился заплутать, а значит, скорее всего, опоздает. А если опоздает, то без собранности и быстрой реакции лучше добровольно заказать похоронный марш и место на кладбище.
- Черт, да где же они, какого дементора это кладбище такое здоровое! - прошипел себе под нос Малфой. Внезапно откуда-то справа донесся жуткий вопль, впрочем, быстро оборвавшийся. Осознав, что он все-таки не успел, парень побежал в сторону крика. Удивительно, но ему удалось пробежать достаточно далеко без падений, но как только он завидел место, которое столько искал, Драко резко затормозил и врезался в один из монументов, обхватив его обеими руками.
Впереди переливалось голубым цветом отверстие портала, освещяя место кровавой расправы над несколькими подростками. То, что это были именно подростки, Малфой предположил чисто теоритически, потому что по останкам трудно было сказать что-то определенное в этом плане. Но ведь вряд ли взрослым людям прийдет в голову собраться в Хэллоун на кладбище и попытаться вызвать демона? Впрочем, это все уже неважно. Важно то, что их попытка, очевидно, удалась. Как и было предсказанно.
Драко тихо вздохнул и собрался с мыслями. По всем данным, демон должен был принадлежать к низшему уровню, а значит, особых проблем возникнуть не должно. Правда, задание осложнялось еще и тем, что мир сам по себе был на редкость немагическим и лишь улавливал потоки энергии других вселенных, а это означало, что все знания в этой области следовало отставить в сторону и надеяться только на свои физические и умственные способности.


@темы: Бред, Творчество

23:48 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Каждый из нас что-то ищет. Судьбу, любовь, веру, просто приключения. А что мы находим? Кто знает. Каждый свое и часто неверное. И что мы делаем не так? Прежде всего, мы не умеем слушать. Слушать свое сердце и мир вокруг. А ведь нет ничего проще этого. Снежинки медленно таят на ладонях, прилипают к ресницам. Стоит закрыть окно, а то так и простудиться недолго. Но это такая чистая ночь и ее музыка так прекрасна, что оторваться просто невозможно. Я закрываю глаза и вижу звезду. Ту самую, путеводную. Она меня не обманет.
- Скоро новый год... - тихий шепот в пустоту. - Прости за то, что я не такая сильная, как должна быть. Но, наверное, и меня на что-то в этом мире хватит.

Песня из детства (не знаю названия)

Когда приходит год молодой,
А старый уходит вдаль,
Снежинку хрупкую спрячь в ладонь,
Желание загадай.
Смотри с надеждой в ночную синь,
Некрепко ладонь сжимай,
И все, о чем мечталось, проси,
Загадывай и желай.
Новый год,
Что вот-вот настанет,
Исполнит вмиг мечту твою,
Если снежинка не растает,
В твоей ладони не растает,
Пока часы двенадцать бьют,
Пока часы двенадцать бьют.
Когда приходит год молодой,
А старый уходит прочь,
Дано свершиться мечте любой -
Такая уж это ночь.
Затихнет все и замрет вокруг
В предверии новых дней,
И обернется снежинка вдруг
Жар-птицей...
Новый год,
Что вот-вот настанет,
Исполнит вмиг мечту твою,
Если снежинка не растает,
В твоей ладони не растает,
Пока часы двенадцать бьют,
Пока часы двенадцать бьют.

@темы: Бред, Настроение, Творчество

22:24 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Хорошо, что сайт больше не требует менять пароль. Потому что тогда понадобилось везде бы ставить один и тот же, дабы не забыть. А так есть определенные ассоциации, по которым всегда легко вспоминается пароль от этого и еще кое-каких дневников. Да, пусть его может быть нетрудно разгадать, но кому оно надо?

***
Тот, кто боится,
Сам первый ударит,
Тот, кто свободен,
Живет среди правил.

Сердце, которое нежность сжигает,
Первое ненависть вскоре познает,
Песня, которую мы пропоем,
Сменится хрипом и мрачным концом.

Тот, кому больно,
Сам боль причиняет,
Тот, кто жизнь губит,
Все ж свою продолжает.

Пламя, которое не угасает,
Только в прекраснейших сказках бывает.
Люди, которые не умирают,
Рано иль поздно свой гроб все ж встречают.

Тот, кто твердит,
Что он все в мире знает,
Сам ядовит
И тебя он отравит...

22:25 

песенка

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Любимому

Мне хочется сойти с ума от ласк...
Мне хочется сойти с ума от глаз...
Не потерять себя в пучине дней,
Остаться и однажды стать твоей.

Заранее тебя боготворю.
Любимый, я почти тебя люблю
Хочу погладить шелк твоих волос,
И целовать тебя до слез... до слез.

Проходят дни, года, летят столетья,
Так многого боюсь не успеть я,
Меня пронзает холод и мороз,
Не знаю, как сдержать себя от грез.

Заранее тебя боготворю.
Любимый, я почти тебя люблю
Хочу погладить шелк твоих волос,
И целовать тебя до слез... до слез.

21:18 

одиночество...

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Сама не понимаю, что со мной... Хочется кому-нибудь выплакаться, но по какому поводу? Что меня на самом деле-то волнует? Ну не на столько же на самом деле меня беспокоит его душевное равновесие... Значит, есть какая-то скрытая причина. Только почему-то мне не хочется в этом копаться. Потому что в целом жизнь хороша, жить приятно. А если я начну копаться, то, как всегда, куча говна повылазит. :hmm: С другой стороны, и просто так плевать нехорошо.
*аха, устроимся на диване поудобнее*
Только не идти привычным маршрутом. Начинать надо с малого. С конкретного. Черт, как же мне не хватает профессионального психолога, а... Разговаривать откровенно с мамой я похоже разучилась. Нет, я ей конечно больше не лгу, но и открыться по настоящему не получается, как будто стоп-кран внутри какой-то, красная лампочка в мозге.. Потому что отношения с Вивом я с ней обсуждать не могла, а это длилось слишком долго, чтобы остаться бесследным.
Грузить подруг? Тоже не вариант. Не хочу сливать негатив. А покопаться в себе... Разве это кому-то надо? Да никому, даже самым лучшим подругам, коих в ближайшем окружении не наблюдается. Может, когда Рала на днюху приедет... Но я не захочу портить этот день. Так что... Одна, только одна. Только сама.


21:46 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Прощание

Ускользающий звук
С леденеющих губ
Очень сложно поймать,
Невозможно понять

Вздох последних затих,
На стекле воплотив
Недосказанный стон,
Недосмотренный сон

Уходящий в миры
Помнит лишь о любви
Он не помнит обид,
Не жалеет о лжи.

Все преграды забыв,
Он летит впереди,
Облегчая нам путь,
Открывая нам жизнь.

Затихает вдали
Звук великой мечты
Не держи, не смотри,
Уходя - уходи.

23:38 

Падать так больно... Зато как прекрасен полет
Ночное жизненное.

Ночь пьянит меня и зовет за собой
Путеводной волшебной и далекой звездой.
Я привыкла здесь быть, я привыкла так жить
Воду чистой любви не умею я пить

И губами ловлю ускользающий миг,
Наше счастье должно быть, должно быть другим.
Сколько можно мечтать, сколько можно страдать
Вновь и вновь продолжать ничего не решать

Долго так не пройти, много так не сказать
Я хотела как звездочка с неба упасть
А могу лишь ползти, до упора и вниз,
Не услышать мне "Ну же, давай же на бис"

Я могу только тлеть, не судьба мне пылать,
Почему не смириться, почему не принять,
Почему не забыть, что быть может иначе
Почему мне сейчас очень горько.. Я плачу

Прозрачный Замок

главная